Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image
Scroll to top

Наверх

Нет комментариев

Как стать супергонщиком

Человеческий мозг – штука сложная и порой непонятная, но все мы, безусловно, хотим научиться не просто управлять им, но и добиваться максимума возможностей в особых ситуациях.

Вот, например, спортсмен участвует в гонке. Счет как всегда идет на тысячные доли секунды, желание победить зашкаливает – можно ли как-то достичь своего оптимального состояния для выполнения задачи – как психического, так и физического? Что для этого нужно сделать – выпить воды, сосредоточиться на гонке или, наоборот, расслабиться? Может ли организм «предсказать» тот момент, когда он даст сбой, и как этот сбой обойти?

Вопросов очень много, и кажется, будто ответов на них нет и в ближайшее время не будет, но…

Случайно в одной из соц.сетей я увидела, как знакомый автогонщик рассказывает о своем недавнем опыте посещения некоей лаборатории на Биологическом факультете МГУ, где у него с помощью специальных датчиков снимали энцефалограмму мозга, электрокардиограмму, фиксировали напряжение мышц лба, дыхание, движение глаз и другие данные. Зачем?

Прежде всего для того, чтобы просто записать реакцию его организма во время гонок на симуляторе и проследить общее психофизиологическое состояние – раз уж пока нет возможности провести тесты на настоящем треке.

Поскольку за рулем я провожу времени очень много, и часто приходится управлять автомобилем в ситуациях нестандартных, а порой и экстремальных – как, например, во время 24-часового соревнования или на ледовой трассе замерзшего Байкала – то понять реакции собственного организма на различные состояния мне показалось не просто интересным, но и весьма полезным.

О чем я и написала в комментарии к его посту, прибавив, однако, что я не гонщик, а всего лишь журналист.

Ответ с Кафедры высшей нервной деятельности Биологического факультета МГУ последовал незамедлительно: Дарья Жигульская, занимающаяся исследованием для диссертации на получение степени магистра, пригласила меня принять в нем участие. Дарья предупредила, что программа состоит из двух частей, занимает два дня, и

во время исследований на меня наденут различные датчики, посадят за руль симулятора и предложат круг за кругом проходить одну и ту же трассу.

Опыт езды на симуляторе у меня, прямо скажем, небольшой, о чем я сразу сообщила, поэтому высоких результатов на сим-треке я продемонстрировать не смогу. Но для исследования было важно не время круга, а реакции испытуемого во время симгонки. Тем не менее, на стене в лаборатории

я заметила колонки бумажек с временами прохождения круга, как это делали в программе Top Gear, а на них большое количество знакомых имен. Значит, соревнование все же будет!

Мне было интересно прежде всего практическое применение этого исследования. Дарья начала с рассказа о том, как в принципе устроены процессы в организме человека, особенно, в головном мозге, какие его участки отвечают за реакцию, за внимание, за концентрацию.

Как стать супергонщиком

Некоторое время тому назад на кафедре проводилось исследование на спортсменах-стрелках. Выяснилось, что во время стрельбы полностью меняется состояние их сознания, и они практически впадают в транс: слух почти полностью отключается, внимание переключается со зрения на поддержание устойчивости, активность ненужных в данный момент областей мозга подавляется. О подобной концентрации сознания рассказывали и мои знакомые автогонщики:

во время гонки они перестают воспринимать вокруг себя пространство полностью, отсекая все то лишнее, что не имеет отношения непосредственно к соревнованию.

Например, меня уже давно интересовала необходимость во время гонок использования так называемых пит-бордов – табличек, которые команды выдвигают в «окна» на питволе с информацией для пилотов. Там с помощью принятых кратких обозначений им сообщают о позиции в пелотоне, необходимости заехать на питстоп и т.д.

Не имея большого опыта участия в автогонках, я всегда думала, что гораздо удобнее и проще использовать в таких ситуация радиосвязь (в случае ее наличия), но действующие спортсмены, особенно те, кто принимает участие в гонках на выносливость, меня разуверили.

— В том состоянии концентрации, в котором гонщик находится во время заезда, звуковая информация воспринимается очень сложно, так как слух как орган чувств отключается за отсутствием в нем необходимости, а его «подключение» сильно отвлекает от задач.

Поэтому намного проще считать данные с питборда, который во многих гонках вывешивают на протяжении каждого круга. А вот если пилот на него не реагирует, тогда с ним уже связываются по радио, — сказал Арутр Гороян, гонщик, регулярно принимающий участие в гонке 24 часа Нюрбургринга.

Любопытно, но предыдущие исследования Дарьи, которые проводились уже на реальных площадках, например, во время работы школы вождения BMW Driving Experience, позволили зафиксировать несколько интересных нюансов.

Так, у испытуемых ПЕРЕД совершением ошибки, приводившей к вылету с траектории, менялась частота пульса. Также изменялись и другие физиологические показатели. Тот факт, что это происходило до, а не после инцидента, позволяет утверждать, что аварии возможно предсказывать.

А это в свою очередь позволяет говорить о том, что, во-первых, благодаря специальной телеметрии, передающей данные пилота, а не автомобиля, можно избежать серьезных последствий во время гонок, во-вторых, разработать целый комплекс специальных тренировок, а в-третьих, что гораздо более глобально, использовать эти данные в гражданском транспорте для контроля функционального состояния водителей общественного транспорта, машинистов, пилотов и даже космонавтов.

Мой первый день пребывания в стенах лаборатории кафедры биологического факультета МГУ начался с общего знакомства с экипировкой.

Главным артефактом являлась специальная шапочка с расположенными в определенных местах гнездами, к которым впоследствии прикреплялись датчики.

Как стать супергонщиком

Места контакта датчиков с головой — их всего 18 — сначала протирались спиртом (обезжиривались), затем в гнезда датчиков заливался специальный электропроводящий гель с ионами. Эти гнезда располагаются в разных точках головы над разными зонами коры головного мозга, обрабатывающими различную информацию. Например, затылочная часть коры больших полушарий отвечает за обработку зрительных данных, и я видела, как меняется энцефалограмма, когда закрываешь глаза.

Дополнительные датчики крепятся к некоторым зонам на лице: на лбу, щеках, около глаз; а также на грудной клетке. Эти датчики фиксируют напряжение лобной мышцы, которая отражает общий мышечный тонус организма, направление взгляда, частоту дыхания и многие другие импульсы.

20161116_144258

Два электрода также закрепляются на мочках ушей (в принципе вся электрофизиология – это регистрация разности потенциалов). Они нужны для регистрации электроэнцефалограммы.

20161116_144232

Дело в том, что в мочках ушей генерировать электрическую активность нечему, поэтому, регистрируя разность потенциалов между мочкой уха и точкой на голове, можно получить наиболее полную картину активности мозга, убрав лишнюю информацию, связанную с другими электрическими процессами, происходящими в организме.

Подписав ряд бумаг и обрядившись в специальный головной убор, я была готова к эксперименту.

img_4242

Все происходившее фиксировалось как специальной программой на компьютере, так и обычная видеокамера дублировала происходящее в комнате.

В ходе эксперимента всем участникам программы предлагалось круг за кругом проходить гоночную трассу Доннингтон парк на одинаковом автомобиле McLaren 12С GT3.

14408292_1212382762175947_476188182_o

Первый день был прицелочным. Я изучала симулятор, трассу и старалась приноровиться к рулю и педалям, которые должны были означать для меня мой автомобиль. Для человека, не имеющего большого опыта сим-вождения, сделать то было непросто: слишком отличается обратная связь, которую дает симулятор, от той, что дает «живой» автомобиль.

Самым сложным оказалось ощущение скорости, так как в сим-варианте это обычное кино, картинка, которая мелькает у тебя перед глазами.

img_3909

Интересно, что настраивая симулятор, я сначала попросила уменьшить громкость звука, так как полагала, что она меня будет отвлекать. На самом же деле, именно записанный звук реального автомобиля помогает добиться схожести с гонкой и войти в требуемое состояние.

Как сказала мне потом Дарья, все автоспортсмены в сим-гонках наоборот увеличивают звук до максимума.

Я не буду рассказывать о своих успехах за сим-рулем, так как успехи непринципиальны; я прошла тренировочную сессию, затем пошли «боевые» круги – блоки из 5 кругов: один блок для самостоятельного прохождения траектории, другой с подсказкой, которые чередовались друг с другом. Честно говоря, зеленый пунктир, обозначающий правильную траекторию, сбивал и мешал, но на времени круга особо не отражался. Дарья записала все мои реакции и отпустила меня домой. Второй этап исследований был назначен через пару дней, и уже шел «в зачет».

Подготовка полностью повторилась: шапочка на голову, датчики на лицо и грудную клетку. Снова кресло, снова Доннингтон и Макларен. В этот раз результаты уже оказались выше.

Любопытно, что, судя по тем самым бумажкам на стене в «галерее славы» лучшие времена на симуляторе демонстрировали именно опытные сим-рейсеры, а не те, кто делает это лучше в реале. Впрочем, для исследований это было как раз неважно.

Задачей исследования было поймать и записать некий «альфа-ритм» — показатель, характеризующий состояние человека, в том числе и вышедшего на максимальный уровень реализации.

alfa-ritmy-mozga1

Как рассказал доцент кафедры высшей нервной деятельности Дмитрий Напалков, их интересует все, что связано с нервной системой человека, его мозгом и поведением в экстремальных ситуациях. Высший спорт (спорт высших достижений?) как раз и является той самой ситуацией, когда человек достигает своего максимального уровня.

Смысл исследования сводится к попытке поймать те самые специфические состояния, в которых человек может показывать крайне высокие результаты, зафиксировать и проанализировать их.

В том случае, если это получится, будет возможно определить некие физиологические маркеры, благодаря которым подобные состояния можно будет тренировать – психологически или с помощью специальных тренажеров. Обратная задача, как я уже писала выше, это поиск маркеров ошибок. Вполне возможно, что их можно будет использовать не только для предсказания и предотвращения аварийных ситуаций, но также и для создания практических разработок, которые в дальнейшем будут использованы в автомобилестроении – например, для активации системы экстренного торможения исходя из показателей водителя.

Подобные научные работы проводятся в различных странах, например, в Австралии, однако там ученые пока фиксируют лишь ЭКГ, температуру тела и уровень кислорода в крови, более того, и практической интерпретации к этому пока не прилагается, а без применения теории на практики будущего у теории не много.

Что касается научной работы Дарьи Жигульской – она пока в своей начальной стадии. Сделать нужно еще очень много, впереди зимний период обработки и изучения результатов, и дальнейший сбор информации уже на практике –во время различных соревнований. Уже в прошедшем гоночном сезоне исследователи выезжали на несколько соревнований вроде Российской серии кольцевых гонок, летней Гонки звезд и Russian Endurance Challenge, чтобы фиксировать сердечный ритм в режиме реальных гонок, но этих данных пока крайне недостаточно.

Если у молодых ученых получится полностью осуществить исследование в нужном объеме, то результаты могут оказаться весьма неожиданны и полезны – как для развития самого автоспорта, так и для всего автомобильного направления в целом.

Как стать супергонщиком

Написать комментарий